Вопросы назначения судебных экспертиз в ходе досудебного производства

Вопросы назначения судебных экспертиз в ходе досудебного производства

Проблемные вопросы назначения судебных экспертиз в ходе досудебного производства


Есина Алла Сергеевна, начальник кафедры предварительного расследования Московского университета Министерства внутренних дел Российской Федерации имени В.Я. Кикотя, кандидат юридических наук, доцент, полковник полиции.
 
Жамкова Ольга Евгеньевна, старший преподаватель кафедры уголовного процесса Московского университета Министерства внутренних дел Российской Федерации имени В.Я. Кикотя, кандидат юридических наук, подполковник полиции.
 
Борбат Андрей Владимирович, доцент кафедры государственно-правовых и уголовно-правовых дисциплин Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова, кандидат юридических наук, доцент.
 
В Российской Федерации процедура назначения и производства судебной экспертизы регулируется в целом двумя основными законами: Уголовно-процессуальным кодексом РФ и Федеральным законом от 31 мая 2001 г. N 73 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Следует признать, что судебная экспертиза производится практически по каждому уголовному делу <1>, а заключение эксперта считается одним из наиболее объективных доказательств.
———————————
<1> Авторы имеют в виду не какой-то конкретный вид экспертизы, а в целом любые экспертизы, которые могут быть назначены в ходе производства по уголовному делу.
 
Из года в год количество экспертиз, производимых в экспертно-криминалистических подразделениях системы МВД РФ, растет, так же как и увеличиваются случаи использования знаний специалиста в ходе производства следственных действий. В подтверждение сказанного приведем некоторые статистические данные. В 2016 г. с участием сотрудников экспертно-криминалистических подразделений системы МВД РФ было произведено более 3,4 млн процессуальных действий и проведено около 4,5 млн оперативно-разыскных мероприятий. С участием специалистов осматривались места происшествий: было произведено 1,2 млн осмотров, что на 1,4% больше по сравнению с 2015 г. При этом в 83,3% случаев изымались следы и другие вещественные доказательства. Произведено 411 строительно-технических экспертиз, а также впервые — 101 радиотехническая. По сравнению с 2015 г. на 21,1% возросло количество выполненных компьютерных экспертиз, на 1,9% — исследований ДНК, на 14,9% — экспертиз наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, сильнодействующих и ядовитых веществ, на 7,8% увеличилось производство пищевых экспертиз, на 38,8% — экспертиз спиртосодержащих жидкостей <2>.
———————————
<2> Годовой отчет о ходе реализации и оценке эффективности государственной программы «Обеспечение общественного порядка и противодействие преступности» за 2016 год. URL: https://МВД.РФ.
 
Важная роль в регулировании назначения и производства судебных экспертиз, в том числе и в ходе досудебного производства, по праву принадлежит нормам главы 27 УПК РФ «Производство судебной экспертизы», а также положениям ст. 57 УПК РФ. Отметим, что нормы указанной главы достаточно полно и детально регламентируют порядок производства судебных экспертиз (ст. ст. 195 — 196, 199 — 202 УПК РФ), права экспертов (ст. 57 УПК РФ), участников уголовного судопроизводства (ст. 198 УПК РФ), полномочия субъектов расследования (ст. 197 УПК РФ). Вместе с тем в правоприменительной практике встречаются проблемные ситуации, разрешение которых позволит совершенствовать данный сегмент уголовно-процессуальной деятельности. Главным образом в преобразовании нуждается та часть процессуальной процедуры при назначении экспертизы, которая напрямую касается прав граждан, попавших в сферу уголовного судопроизводства.
Так, например, ч. 3 ст. 195 УПК РФ закрепляет обязанность следователя ознакомить подозреваемого, обвиняемого, его защитника, потерпевшего, его представителя с постановлением о назначении судебной экспертизы. Однако предписание закона не содержит прямого указания относительно конкретного момента подобного ознакомления. Используемый в тексте закона (в ст. ст. 196, 198 УПК РФ) соединительный союз «и» (Производство и назначение экспертизы) не дает однозначного толкования текста закона, определяющего последовательность действий следователя при назначении экспертизы. Анализ правоприменительной практики позволил установить, что нередки случаи, когда следователи, используя законодательное несовершенство, знакомят с постановлением о назначении экспертизы участников процесса как до производства экспертизы, так и после нее, объединяя таким образом две процедуры: ознакомление с постановлением о назначении экспертизы и с ее результатом (т.е. с заключением эксперта). Следует признать, что подобная практика лишает обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего реализации ими прав, предусмотренных ст. 198 УПК РФ: возможности задать вопросы эксперту, которые были бы ими сформулированы, заявить отвод эксперту, ходатайствовать о производстве экспертизы в ином экспертном учреждении и других. В разрешении рассматриваемой ситуации следует учитывать позицию Конституционного Суда Российской Федерации, выраженную в его Определении от 15 ноября 2007 г. N 762-О-О <3>, где сказано, что ознакомление подозреваемого, обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы после ее производства должно расцениваться как недопустимое нарушение права на защиту, принципа состязательности и равноправия сторон.
———————————
<3> Определение КС РФ от 15 ноября 2007 г. N 762-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Донгака Шолбана Ивановича на нарушение его конституционных прав статьями 53, 86, 195 и 207 УПК РФ» // Судебная система РФ. URL: http://www.sudbiblioteka.ru/.
 
Решение обозначенной проблемы видится нам в том, чтобы внести изменения в ч. 3 ст. 195 УПК РФ положением следующего содержания: «Следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника, потерпевшего, его представителя и разъясняет им права, предусмотренные статьей 198 настоящего Кодекса, до начала производства экспертизы. Об этом составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением».
Далее. Ознакомившись с постановлением о назначении экспертизы, участникам процесса порой требуется дополнительное время для того, что сформулировать вопросы эксперту, возможно, воспользоваться помощью специалиста, оценить возможность производства экспертизы в другой организации или заявить отвод. В настоящий момент процедура ознакомления с постановлением о назначении экспертизы носит больше информативный характер и не позволяет участникам процесса в полной мере реализовать права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ.
В этой связи целесообразно дополнить ч. 3 ст. 195 УПК РФ положением о том, что по результатам ознакомления участников процесса с постановлением о назначении экспертизы и после разъяснения им прав, предусмотренных ст. 198 УПК РФ, составляется протокол, а в случае имеющихся ходатайств подобный протокол должен быть составлен в срок не позднее следующих суток с момента ознакомления с постановлением о назначении экспертизы. Полагаем, что сутки — вполне разумный срок, в течение которого участник процесса вправе воспользоваться консультацией любого специалиста в какой-либо области для формулирования своего ходатайства.
Следует обратить внимание, что на законодательном уровне не урегулирован вопрос относительно ознакомления лиц с постановлением о назначении судебной экспертизы на этапе проверки сообщения о преступлении, т.е. до возбуждения уголовного дела.
В соответствии с п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 г. N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» в том случае, если лицо признано подозреваемым, обвиняемым или потерпевшим после назначения судебной экспертизы, оно должно быть ознакомлено с этим постановлением одновременно с признанием его таковым, о чем составляется соответствующий протокол. Указанное положение целесообразно внести в текст УПК РФ, дополнив ст. 195 УПК РФ.
Уголовно-процессуальным законом предусмотрена возможность назначения и производства судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела (ст. 144 УПК РФ), но ряд положений УПК РФ проблематично использовать в данной стадии уголовного судопроизводства. Например, остается неясным: вправе ли знакомиться с постановлением о назначении экспертизы лицо, в отношении которого ведется доследственная проверка? Или иной пример. В соответствии со ст. 80 УПК «заключение эксперта — представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами». Указанное определение свидетельствует о том, что задавать вопросы эксперту и представлять заключение эксперта следует только тому лицу, которое производит предварительное расследование по уголовному делу. Однако на этапе доследственной проверки никакого расследования еще нет, в связи с чем и возникает вопрос о легитимности заключения эксперта, полученного на стадии возбуждения уголовного дела.
Изменения, внесенные в ст. 144 УПК РФ <4>, в том числе позволяющие производство судебной экспертизы, отчасти не корреспондируют с положениями других норм Уголовно-процессуального кодекса РФ <5>. Так, в соответствии со ст. 57 УПК РФ эксперт предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения и за разглашение данных предварительного расследования. Статьи 307 и 310 Уголовного кодекса РФ, предусматривающие уголовную ответственность для эксперта, распространяют свое действие только на стадию предварительного расследования. Таким образом, на этапе возбуждения уголовного дела для эксперта не предусмотрена уголовная ответственность за ложное заключение или за разглашение данных доследственной проверки. Полагаем, что целесообразно внести соответствующие дополнения в ст. ст. 307, 310 УК РФ.
———————————
<4> Федеральный закон от 4 марта 2013 г. N 23-ФЗ «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (ред. от 28.12.2013) // СПС «КонсультантПлюс».
<5> См.: Жамкова О.Е. Некоторые проблемы реализации правовых норм при проверке сообщения о преступлении // Российский следователь. 2014. N 9. С. 30; Есина А.С., Жамкова О.Е. Некоторые предложения по реформированию стадии возбуждения уголовного дела (отечественный и зарубежный опыт) // Международное уголовное право и международная юстиция. 2016. N 5. С. 10.
 
Федеральный закон от 31 мая 2001 г. N 73 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» устанавливает, что для производства судебно-психиатрической экспертизы лицо госпитализируется в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, или судебно-психиатрическую экспертную медицинскую организацию только на основании определения суда или постановления судьи. Заметим, что аналогичного положения нет в тексте УПК РФ. Уточним высказанный тезис.
В случае если возникает необходимость производства стационарной судебно-медицинской (или судебно-психиатрической) экспертизы подозреваемого, обвиняемого, содержащегося под стражей, закон не содержит требования о получении судебного решения для помещения этого лица в стационар, и лицо переводится в медицинскую организацию из следственного изолятора на основании постановления следователя. Предполагается, что вопрос об изоляции и ограничении свободы передвижения обвиняемого уже был положительно решен судом при рассмотрении ходатайства следователя об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу.
Представляется, что подобный порядок нарушает права обвиняемого (подозреваемого). По мнению авторов, несмотря на наличие судебного решения о заключении лица под стражу, при необходимости помещения обвиняемого в медицинскую организацию для стационарной экспертизы, следователь должен вновь обратиться в суд с ходатайством. При этом мотивация принудительного помещения обвиняемого в медицинскую организацию, оказывающую медицинскую и (или) психиатрическую помощь в стационарных условиях, будет иная, чем та, что указывалась в ходатайстве о заключении под стражу. Если в ходатайстве о заключении под стражу следователь руководствовался ст. 97 УПК РФ и ссылался на достаточность оснований полагать, что лицо скроется от дознания, предварительного следствия или суда, или может продолжать заниматься преступной деятельностью, или может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу, то в ходатайстве о принудительном помещении в стационар перечисленных оснований недостаточно.
Авторы статьи полагают, что вне зависимости от меры пресечения, избранной обвиняемому (подозреваемому) в ходе расследования, следователь должен в обязательном порядке выйти с ходатайством в суд о помещении лица в медицинскую организацию для производства стационарной экспертизы и, следовательно, о переводе лица из помещения следственного изолятора в медицинскую организацию.
С учетом изложенного ст. 203 УПК РФ необходимо дополнить частями 2.1, 2.2 следующего содержания:
«2.1. Если возникает необходимость в производстве судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы в стационарных условиях подозреваемого или обвиняемого, содержащегося под стражей, по ходатайству следователя с согласия руководителя следственного органа, а также дознавателя с согласия прокурора, суд в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса, принимает решение о переводе данного лица в медицинскую организацию, оказывающую медицинскую помощь в стационарных условиях, или в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях».
«2.2. Подозреваемый, обвиняемый, его защитник, законный представитель вправе участвовать в судебном заседании и изложить суду свое мнение по существу заявленного следователем ходатайства о помещении подозреваемого, обвиняемого в медицинскую организацию, оказывающую медицинскую помощь в стационарных условиях, или в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, для производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы».
В данной работе рассмотрены, безусловно, не все проблемы, которые касаются несовершенства правового регулирования порядка назначения и производства судебных экспертиз. Цель авторов была обратить внимание на рассмотренные проблемы с тем, чтобы данный аспект уголовно-процессуальной деятельности следователя (дознавателя) был менее уязвим с точки зрения соблюдения прав участников уголовного судопроизводства.
 
Литература
 
1. Есина А.С., Жамкова О.Е. Некоторые предложения по реформированию стадии возбуждения уголовного дела (отечественный и зарубежный опыт) // Международное уголовное право и международная юстиция. 2016. N 5. С. 10 — 12.
2. Жамкова О.Е. Некоторые проблемы реализации правовых норм при проверке сообщения о преступлении // Российский следователь. 2014. N 9. С. 30 — 32.

Уточняйте интересующий Вас вопрос по контактному телефону:
+7(495) 127-09-35, +7 (916) 435-72-27

Консультация специалиста в офисе рядом с м. Охотный ряд осуществляется по предварительной записи с целью выбора наиболее удобного времени для Вас!

С Уважением,

Коллектив ЭКСПЕРТНО-ПРАВОВОГО ЦЕНТРА «TOP EXPERT»

ОЦЕНИТЕ СТРАНИЦУ: ПлохоУдовлетворительноНормальноХорошоОтлично (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...